02:38 

Sirin-chan
гори, чтобы светить
Автор: Sirin-chan
Тема №3: Ревность
Пейринг: Нана, Бьянки, немного Реборна
Рейтинг: G
Дисклеймер: не мое %)
Жанр: стеб, скорее всего
Предупреждение: всё та же донельзя фанонная Нана, одеяло на себя немного перетянула Бьянки. Ну очень уж махровый ООС(!)

Бьянки, в тонком дорогом пальто от MaxMara, стояла у входа в небольшой ресторан, теснившийся между магазином одежды и кофейной, и ждала. Моросил мелкий дождь, дул промозглый ветер, забирался под одежду, заставляя продрогнуть до костей. Мерзкая, словом, погода, редкостная для осени на Сицилии. Бьянки поплотнее закуталась в пальто, ежась от ветра.
Она искренне жалела, что оставила дома зонт - волосы от дождя имеют обыкновение противно виться и торчать во все стороны.
Она вообще ни за что бы не вышла из дома, если бы не крайняя необходимость, жертва во имя великой Любви…
Желание Реборна, короче.

Начало флэшбека.
Реборн сидел в кресле, приложив устало два пальца ко лбу, Бьянки – у него ног, на ковре. Она сжимала в руках диванную подушку и нежно, снизу вверх, смотрела на своего возлюбленного. В общем, между ними царила полная идиллия.
- Реборн, а у тебя были до меня другие женщины?
- Конечно, - как само разумеющееся ответил Реборн и вдруг ностальгически-наигранно вздохнул. – Последняя вот была таким чудом, просто идеал женщины… Любящая мать, профессиональный киллер и нежная девушка в одном флаконе. Еще и готовит прекрасно…
Бьянки сама не заметила, как настолько сжала в пальцах подушку, что продырявила ногтями обивку. Замечание про еду было явно лишним.
А Реборн все продолжал ностальгировать, будто бы и не замечая, какой эффект производят на Бьянки его слова:
- Как сейчас помню это задание, только я, она, против целого отряда…
- Дорогой, я ее знаю? – сладко перебила его Бьянки, пытаясь скрыть в голосе яд, но, впрочем, безуспешно.
- Знаешь.
- Адрес, телефон, имя, фамилия, число полных лет?
- Ресторан «Золотая оливка», пятница вечером, Бьянки. Самый дальний столик у окна, - хитро ответил Реборн. Он всегда любил интриги, а особенно – вовлекать в них других людей. Тем более, что Бьянки прямо горела вся любопытством и ревностью, а это тем более услаждало его самолюбивую душу.
Конец флэшбека.


Когда Бьянки зашла вовнутрь и увидела за нужным столиком Саваду Нану, она была поражена до глубины души. Уж маму-то здесь она совсем не ожидала увидеть.
Аналогичное удивление испытала и сама Нана. Она была в белоснежной блузке, бархатном пиджаке и шелковом красном шарфике, с небрежной аккуратностью повязанном вокруг шеи, вся из себя изысканная и элегантная. В руках она держала фарфоровую чашку с капучино.
- Бьянки-тян? Как я рада видеть тебя, - улыбнулась Савада, с абсолютно искренней радостью.
«Вот она кто…. Ах, мое сердце разрывается между ревностью и уважением к этой замечательной женщине!» - страдала Бьянки, садясь за столик и легким наклоном головы приветствуя маму, предварительно сняв пальто и аккуратно повесив его на спинку стула.
Ресторан оказывался изнутри очень даже уютным и небольшим заведением. Стены были облицованы «под кирпич», в камине горел не искусственный, а самый настоящий огонь. Из колонок лился легкий гитарный indie-rock.
- Что-нибудь будешь заказывать, дорогая? – спросила Нана, рассматривая меню, в котором была и лазанья, и пицца, и ризотто. Полный ассортимент классических итальянских высококалорийных блюд.
Бьянки поискала взглядом часы и, найдя, ответила:
- Нет, я после шести не ем. Фигура, знаете ли… - она с гордостью посмотрела на свою идеально тонкую талию, результат многочисленных диет и занятий фитнесом. – Если только эспрессо. Двойной. Без сахара.
- А я люблю сладкое. Закажу себе кростату с вишней.
Бьянки с легкой завистью покосилась на то, как Нане принесли песочный торт, и как та отломила кусочек, отправляя его в рот. Впрочем, нужно было уже переходить к делу.
Если Бьянки чего-то хотела, она всегда спрашивала прямо, в лоб.
- Вы ведь работали с Реборном, да?
- Реборн-кун? - Нана удивленно хлопала ресницами несколько секунд, будто бы не понимала, о чем вообще идет речь, но вдруг легко усмехнулась. – Было дело, давно, да. Но это государственная тайна, - в ее глазах, как показалось Бьянки, на секунду промелькнул стальной блеск.
Нана не хотела распространяться по поводу своей связи с мафией, слишком уж трудно было затереть следы своего пребывания там. Но, похоже, сидящей напротив нее женщине требовалось отнюдь не это.
- Mama, понимаете, я люблю его, - пылко произнесла Бьянки, приложив руки к груди. – Скажите, у вас было что-нибудь с ним?.. Как у нас?
- Нет, ты что! Ты что! Он же таким ребенком был! – сделала большие глаза Нана, и у Бьянки как от сердца отлегло: она сразу расслабилась, успокоилась, стала пить свой почти остывший эспрессо. – Хоть и весьма гениальным ребенком. Других в репетиторы не берем, - добавила мама.
Если в начале вечера Бьянки хотела как минимум изорвать неизвестной сопернице колготки, размазать ей тушь по лицу, то сейчас вообще вся идея ревности представлялась ей каким-то абсурдом. К такой доброй, открытой и искренней женщине, как Нана, ревновать было совсем уж чем-то невозможным.
Остаток вечера они провели за не несущими никакого глубокого смысла разговорами: о домашних рецептах, моде, косметике, молекулярной физике и сонетах Бетховена.
Бьянки, как никогда счастливая, улетела на крыльях любви к Реборну. Нана же, с мечтательной задумчивостью проводив ее взглядом, заказала себе мартини со льдом и стала вспоминать свою собственную бурную молодость.

@темы: Марафон 2, Nana Sawada, Bianchi

   

Vongola Famiglia

главная